Яблоко судьбы

Яблоко судьбы

 

Библиотека – храм души

Библиотекари! Вы всему миру кровная родня!

И мудрость знаний, и открытия храня,

Надежд мне подарили океан и листопадную зарю,

И небеса, где я парю…

Вы животворный людям дарите родник,

Мечту заветную и путеводную звезду…

Профессор в мантии, студент и ученик
Слагают гимны вашему труду!

 

Книг стеллажи, как этажи! Библиотека — храм души

И в белокаменной столице, и в глуши.

Там шелестят, взлетая, крылья белых птиц — страницы книг,

Мир открывая каждый миг.

 

Библиотекари! Вы в книжном море словно огоньки,

Что освещают лица, сердца уголки…

Познанья ветер, ветер утренний уводит нас в страну чудес,

В прекрасную страну чудес

[свернуть]
Бывало в жизни – в глазах рябило

Бывало в жизни – в глазах рябило,

В глазах рябило от слез и горя,

Но поднималась моя рябина,

Моя рябина на крутогорье!

 

О чем-то пела она хорошем,

Звала, будила во мраке луны,

И становилась посильной ноша,

И напрягались у сердца струны.

 

И хоть по-прежнему было вроде:

И мрак, и ветер осатанелый!

Я твердо знала, что ангел бродит

У темных окон в одежде белой.

[свернуть]
Вчера и сегодня являлась ко мне

Вчера и сегодня являлась ко мне

Девчонка, не я ли? – на белом коне,

На белом коне!

 

Ее я спросила: «Куда ты?» — она,

Отчаянной дерзости, веры полна,

И веры полна.

 

Махнула хлыстом и умчалась вперед.

Теперь за нее меня робость берет,

Все робость берет…

 

Знакомые звуки слышны в стороне,

Девчонка там скачет на белом коне,

На белом коне.

 

Прошу я девчонку: «скачи-ка назад,

Где речка и выгон.

И розовый сад,

И розовый сад…»

[свернуть]
Допросилась до всего

Допросилась до всего,

До всего договорилась,

До всего договорилась,Допросилась до всего,

Мне не надо ничего,

Чем когда-то я гордилась.

Я летаю в небесах,

Вижу то, что видеть надо.

И не на моих весах –

И усталость, и досада.

Я не думаю совсем

О своем насущном хлебе,

И плывет ко мне без стен

Замок в бирюзовом небе.

И, как шлейф, —

судьба за мной,

Годы, луговые ситцы…

Стерся тихий голос мой,

Слился с голосом синицы.

[свернуть]
Ездили в кибитках, дрогли мы на дрогах

Ездили в кибитках, дрогли мы на дрогах

По донским, сибирским заспанным дорогам.

И клубились тучи в долгих далях хмурых,

За целковый кучер загонял каурых.

Только за целковый купленное время

Уходило скоро за туманный гребень.

…Нынче мы торопим поезда, трамваи,

Уложится в сроки всё ж – не успеваем.

Жизнь сама – такая быстрая дорога!

Мчим под облаками – под окном у Бога.

[свернуть]
Если б когда – нибудь стать я могла живописцем

 

Если б когда – нибудь стать я могла

живописцем,

То научилась бы временем повелевать!

Я на деревьях моих сохранила бы листья,

Солнечный зайчик на стенке сумела

поймать.

 

Если б далась мне палитры волшебная лира.

Я бы твой образ могла без конца рисовать,

Чтобы любили тебя все красавицы мира,

Чтобы веками могла тебя к ним ревновать.

[свернуть]
Жизнь моя

 

Не синим туманом дали повиты –

Любовью моей.

И не ветвями склонилась ракита –

Печалью моей.

То не пшеницу полощет ветер –

Платье моё.

Нет, то не солнце так щедро светит –

Сердце моё.

Не хмелем июнь заплетает ограду –

Моею тоской.

И не вином наливается кисть винограда –

Моей слезой.

То не река разлилась половодьем

Во все края –

Древним сказанием где-то здесь бродит

Жизнь моя…

[свернуть]
Жизнь широка, как море

 

Жизнь широка, как море,

Но пропадают моря,

Жизнь с водопадом спорит,

С вечностью янтаря.

Жизнь, как цветы, прекрасна,

Но вянут в лугах они,

Солнце лучи погасит –

Жизни горят огни…

Жизнь – водопада птица –

Даже ранена влет,

Вечно она стремиться! –

Лишь вперед и вперед.

[свернуть]
Золотые подковы

Не надо забав казаку –

дай коня вороного!

Несет он овес ему

и золотые подковы.

А девушка смотрит,

сверкает зубов перламутром,

Коня вороного жених ей

приводит под утро.

— Владей, — говорит он, —

и мной, и моею забавой! …

О, как ликовали в то лето в округе купавы!

Тут вспыхнул огонь,

луговая сгорела обнова,

И дым повалил из ноздрей

у коня вороного.

… Блестят у вдовы под окном золотые подковы –

То ночь к ней приходит

в обличье коня вороного.

[свернуть]
И жизнь так благодатно дышит…

 

Печаль смиренная не вечна!

Уйдет, надежду зароня.

И горький случай

не повенчан

С удачей завтрашнего дня.

Земной напиток часто горек.

Но все же — что ни говори! –

Нас обнимают волны моря,

Врачует луг в цветах зари.

Пусть новый день

подаст карету,

И гром устроит тарарам,

Лучом ликующим согретый

Мир снова улыбнется нам.

Пускай гуляет

дождь по крыше!

Погожих будет много дней.

И жизнь

так благодатно дышит,

Покуда сердце бьется в ней.

[свернуть]
Когда читаю иль пишу стихи

 

Когда читаю иль пишу стихи,

Я забываю про свои невзгоды —

Так забывал мой прадед у сохи

Про ревматизм, про горести и годы.

 

Твердела на сохе его рука,

И в землю ноги упирались крепко…

Ещё не каждая моя строка

Сравниться может с бороздою предка.

 

По прямоте и простоте своей,

И по необходимости бесспорной!

Моя строка…  А суждено ли ей

Стать бороздой, и скоро иль нескоро?

 

Что порасскажут мне ещё года?

Какие ветры пролетят над миром?

Но прадеда прямая борозда

Была и будет мне ориентиром.

[свернуть]
Когда я укрощу любовью зверя

 

Когда я укрощу любовью зверя

И окажу старейшему почёт,

Я каплей в речке становлюсь. И верю —

Благодаря и мне она течёт.

 

Я у постели посижу больного —

Дню уходящему скажу: «Постой».

И вспыхиваю свечкою от слова,

Сияющего чистой добротой.

 

Свою печаль в могилу я зарою

И к неудачам повернусь спиной,

Узнав о бедах друга, я порою

Теряю силы, делаюсь больной.

 

О, с вами я, друзья, смеюсь и плачу!

И если вам близки мои слова,

То в жизни я, наверно, что-то значу.

Имею, значит, на неё права.

[свернуть]
Кружева, кружева, кружева

Кружева, кружева, кружева

На всех окнах,

На соснах и елях.

Ах ты, зимушка, чья ты жена

Иль зазноба

Ты чья на неделю?

 

С кем, подружка, в холодных сенях

Обнимаешься ты под тулупом?

С кем летаешь на белых конях

По вершинам и скальным уступам?

 

Не устану, покуда жива,

Я твоей красотой любоваться!

Хоть бы бросила мне кружева, –

Сколько с ветром тебе целоваться?!

 

А ей нечего мне отвечать.

И сама она точно не знает,

Сколько петь ей и сколько молчать,

И носить снеговейное знамя.

 

Оттого и целует в сенях

Она каждую тёплую руку,

Оттого и на белых конях

Разгоняет смертельную скуку.

[свернуть]
Леди Макбет

Леди Макбет, что с тобой?! –

Взгляд блуждающий,

сутулость…

У тебя была любовь,

А ты к власти потянулась.

Страшен совести капкан.

Царствен, хоть и безоружен,

Улыбается Дункан:

«Вот и трон тебе не нужен!»

С адским пламенем в груди.

Банко вслед тебе смеется…

Позади и впереди

Кровь людская речкой льется.

Леди Макбет, длится он,

Твой безумный пир кровавый!

Сыт по горло Альбион

Страшной славой небывалой.

[свернуть]
Маме

Сколько сотворила ты добра!

Сколько ты придумала придумок,

Чтоб у Витьки, Вовки и Петра

Хлеб лежал на дне холщовых сумок!

 

Чтобы у зелёных дочерей

Было за душою по улыбке,

Сколько развесёлых сентябрей

Золотом ты постаралась выткать.

 

Вот стоишь опять, глядишь нам вслед

У реки, где полегла осока…

Знаем. Всюду нас достанет свет

Глаз твоих, как свет звезды высокой.

[свернуть]
Март

Осел подтаивший снежок,

На нем мои следы.

Стал невысоким бережок –

Прибавилось воды.

 

И ветви тонкие свои

Ракита в речке моет,

И горя горка не таит –

Прощается с зимою.

[свернуть]
Мать-и-мачеха

Мать-и-мачеха, слышь-ка, стукнем в ладошки!

Цвет твой желтый такая чудесная брошка…

 

Ни пред кем за собою не помню вины я –

Так зачем же ладошки твои ледяные?

 

Мать-и-мачеха лист повернула мгновенно,

И тепло заструилось по дрогнувшим венам,

 

И ладошек моих она тихо коснулась –

Материнская нежность в ней, видно, проснулась.

 

Мать-и-мачеха стала судьбой мне в дороге:

То долина в цветах, то крутые отроги…

 

То участье, то пропасти снова встречаю…

Мать-и-мачеха – радость моя и печали.

[свернуть]
На распутьях дорог

— Да поможет вам Бог, —

Говорю, провожая гостей, —

Буду ждать от вас добрых вестей…

Да поможет вам Бог

На распутьях дорог!

— Да поможет вам Бог, —

Говорю я пилотам, врачам,

Морякам, что бросают причал,

И девчатам, что льнут к их плечам, —

Да поможет вам Бог

На распутьях дорог!

— Да поможет вам Бог! —

Говорю я, встречая детей,

И летящих на юг лебедей,

И мечту потерявших людей, —

Да поможет вам Бог

На распутьях дорог!

[свернуть]
Начинаю вас я забывать

Начинаю вас я забывать.

Равнодушно

день за днем листаю.

Все равно, к какой

пристать мне стае,

На какой мне станции

вставать.

Начинаю вас я забывать.

Вы меня давно уже не ждете.

Это значит — лето на излете,

Что же на него нам уповать.

Начинаю вас я забывать.

Начинаю вас я забывать.

Пусть проходят годы

вереницей,

Коль в терновник

залетела птица —

Ей, видать,

уже не сдобровать.

Начинаю вас я  забывать.

[свернуть]
Не знаю, сердце

Не знаю, сердце,

Как тебя постичь!

Что будет,

Если впрямь понять сумею

Молчанье скал

И журавлиный клич,

И эту даль

С бескрайностью своею?

Как мал ты, мир,

И как ты, мир, велик!

И будто кровоточит

Лунное сиянье

Над кладбищем,

Где материнский крик

О каменные бьется

Изваянья…

О сердце,

Как, ну как тебя унять?!

Какими спеленать тебя Ветрами?

Болишь, болишь

В моей груди опять.

Какие травы приложить мне

К ране?

[свернуть]
Не однажды я влюблялась

Вы простите мне простой мой грех житейский,

Не однажды я влюблялась на веку:

В первый раз – в раскучерявый слог расейский –

В залихвастое в заре ку-ка-ре-ку.

Во второй – влюбилась – намертво вцепилась

Я зрачками – в дорогие небеса.

Вечно б на моём виске бы жилка билась,

И поля бы зеленели и леса!

Ну а в третий раз влюбилась, как разбилась

На кусочки – не собрать себя давно! –

Взгляд твой царский, ус гусарский – это милость

И потеря, и находка заодно.

Я влюблялась – право слово! – не однажды

В речку, в дуб, что хмелем весь обвит…

Я люблю родной свой край кровинкой каждой,

И не мыслю своей жизни без любви.

[свернуть]
Не устану…

Я юностью своей не дорожу —

Пусть зрелость у меня в душе хлопочет,

Я ей на плечи руки положу,

Скажу: «Ну что ж, что стали дни короче…»

Пускай уронит на виски зима

Холодную, заснеженную прядь —
Я отогреть себя смогу сама,

Ей звёздного цветенья не отнять.

Пусть стелется передо мной простынный,

Чистейшей белизны студёный свет —

Я к ласкам ветра сроду не остыну,

Не разлюблю кипенье трав вовек…

Мне губы знойные ночами снятся,

Что тянутся к прохладному ручью…

Я не устану никогда смеяться

И плакать никогда не разучусь.

[свернуть]
Ни тоски, ни обиды.

Ни тоски, ни обиды.

Солнце в желтом кругу…

Кровянеет рябина

На осеннем снегу.

 

Будто рана сочится –

Сколько ж перевязь класть!

Будто падает птица –

И не может упасть.

[свернуть]
Но почему так сердце неспокойно?

Колосья пляшут у меня перед глазами,

Над ними блин румяный – солнца круг.

А за базами, сенными возами –

Акации-невесты встали в круг.

Речную воду ивы пьют и кони,

С горы сбежала девочкою тень…

Но почему так сердце неспокойно

За хрупкий мир, за этот светлый день?

И за кусты, что водят хороводы,

И за людей, что, пот смахнув с лица,

Вдруг вспоминают прожитые годы,

И нежность обжигает их сердца.

[свернуть]
Посижу в холодке я под вязами

 

Посижу в холодке я под вязами

У текучих, задумчивых вод…

Нас терзает любовь и обязанность

Пожесточе, чем плети господ.

И какое уж там вдохновение!

Вьют верёвки и этот и тот.

Даже хуже, чем солнца затмение, –

От усталости сомкнутый рот.

Только солнце скользнуло застенчиво

На ладошку уселось мою…

Ах, ужели я птица не певчая? –

Вот взлечу на сучок, запою.

[свернуть]
Потомкам

Уйду я в землю. С вами разминусь.

Мелькнёт, исчезнет в поднебесье птица.

Ни к чаю, ни к обеду не вернусь,

Никем я вам не буду приходиться.

 

Судьба подарит вам ручьи, леса

и небеса, и соловья не ветке,

И в дорогом застолье голоса

Давно ушедших светлоглазых предков,

 

Что пели песни, собирали мёд,

Хранили родниковые колодцы…

Уйду я в землю.

Пусть она живёт!

Пусть никаким варягам не сдаётся!

[свернуть]
Пришла зима

Пришла зима, дорога дней бела.

И ни к чему теперь уже секретничать,

И ни к чему теперь уже скаредничать:

Любимой я и любящей была.

 

Пришла зима, дорога дней бела.

Сквозь сумрак дней даль жизни плохо видится.

Где там Египет с Нилом, где там Лидица?

И я сама была иль не была?

 

Пришла зима. Настали холода.

И снег укрыл мгновенья и года.

[свернуть]
Родословная

 

Мой дед – кубанский хлебороб.

И бабка моя – жница…

По сторонам моих дорог

Всегда росла пшеница.

Когда шумели зеленя

И наливался колос –

Светлело сердце у меня

И пробивался голос.

А если колос этот чах,

А тучи где – неведомо…

Плыла тоска в моих очах

И бабкина, и дедова.

И не уйти от той тоски,

От радости, тревоги…

Я собираю колоски

Вдоль всей моей дороги.

[свернуть]
С любовью своей разминулись

Немало, немало девчонок хороших

С любовью своей разминулись.

Состарились поодиночке…

О, как тяжело приходилось им

Темною ночкой

Глядеть из окна в небеса,

Где цвели золотые горошины.

 

Вздыхали:

«Любимые, вас не дозваться!».

И на завалинках сидя, пели подружки.

И ласковый шёпот их слышали

Только подушки!

И только во сне приходили

Любимые. Их целовали.

[свернуть]
Семь дорог

Не любить — не даю зарок.

Что ж, что времечко —

под уклон!

Раскатаю я шесть дорог,

А седьмую — сверну в рулон.Раскатаю я шесть дорог,

По другой — суету тревог,

Стану у четырех — кричать,

Чтоб меня ты услышать мог.

Ну а если не дозовусь

Наяву тебя и во сне –

Раскатаю седьмую — пусть

Сто смертей приходят ко мне.

[свернуть]
Смешались краски в круговерти

Смешались краски в круговерти,

Размыло радость и беду.

Не от рожденья, а от смерти

Я новый счёт делам веду.

 

Всё чаще в сердце боль утраты,

Я рощи нахожу по пням.

Погост на холмике покатом

Кто приторочил к моим дням?

 

Я оглянусь и занемею,

И не смахну слезы с лица…

По бровке чувств иду ровнее –

Не от начала, от конца.

[свернуть]
Смотались в клубки и запутались тропки

 

Смотались в клубки и запутались тропки,

Связались в узлы заревые дороги.

В какие-то избы входила я робко,

И чьи-то с поминок везли меня дроги.

Но снова толпящийся зал ожиданий,

И галки на ветках, и лето, и осень…

И не позабыть ни одно из свиданий,

Тоску ни одну мне в дороге не бросить.

И мало мне счастья, и мало печали,

Трепещет сердечко – чему оно радо?

Хочу, чтобы вечно колёса стучали, –

И – ветер в лицо, пусть с дождём или градом!

[свернуть]
Создаю я свой мир…

Создаю я свой мир по утрам

Из полей и тревожных небес,

Когда холодно, сыро горам

И когда просыпается лес.

 

Создаю я свой мир

(пусть звенит!)

Из травы и сиянья лучей,

Когда солнце уходит в зенит…

Создаю я свой мир из ночей.

 

…Даже если вокруг ничего,

Ни тропы, ни звезды, ни огня –

Создаю я свой мир…

И его

Бесконечность

Пугает меня.

[свернуть]
Спасибо, любовь

Спасибо, любовь,

Что меня научила печалиться!

И что подарила мне весны

На сказку похожие.

 

Спасибо за нежность,

Что в сердце моем не кончается,

За это молчанье,

Спугнувшее фразу расхожую.

 

Любуюсь кипеньем садов

И оранжевой зорькою,

И мелкого дождика

Слушаю я откровения…

 

С улыбкою мною травинка

Надкушена горькая,

Спасибо, любовь,

За прекрасные эти мгновения!

[свернуть]
Татарник живучий - у нас говорят

 

Татарник живучий — у нас говорят,

Его не возьмешь ни косою, ни плугом.

Он в срок зацветет, заиграет заря

Малиновым цветом над пойменным лугом.

Татарник колючий. Но что за дела!

Мне листья его колыбельную пели…

Закрою глаза и увижу: пчела

Уснула в цветке, будто бы в колыбели.

Татарник в крапиве, в свечах купырей…

И что перед ним я стеною застыла?

Была от него я за десять морей,

За десять земель, но о нем не забыла.

[свернуть]
Те же репа, вареник в сметане

 

Те же репа, вареник в сметане,

И все те же прудки в лебедях…

Как живешь ты, страна, в глухомани?

Как еще при царе при Султане –

Так при нынешних всех «медведях».

Те же волны прохладу плескают

В лица, что посерели в пыли,

Те же ветры за пряди таскают

Поле желтое, что с колосками

Пропадает в лазурной дали.

И все те же, неслышные в громе,

Речи в блестках живых янтаря.

Все равно мне, кто нынче на троне…

А подсолнух мой в желтой короне

Лезет выше и выше зазря…

Он уже в чьем-то пухлом кармане

С чьим-то паем до новой страды…

Как живешь ты, страна, в глухомани,

Где мужик исхлестал себя бане,

Где опять продаются суды?

Где бессильны земные поклоны

И страдает Христос на кресте,

И порушены жизни канон

И глядят обреченно иконы

На бардак, что творится везде.

[свернуть]
У нас за стеной куст сирени

У нас за стеной куст сирени

Растет в соседстве с бузиной,

И не смолкают в них свирели

Разноголосые зимой.

 

Прошу я ветер дуть потише,

Умерить ветреную прыть,

Хочу я снять с себя пальтишко –

И эти два куста укрыть…

 

Цветут с весной во всем согласны!

Цветут, как юности привет.

И греют душу мне напрасно –

От прожитых я зябну лет.

[свернуть]
Хлеб печёт сегодня мать

Хлеб печёт сегодня мать,

Завязав платочек,

Сковородки подавать

Заставляет дочек.

– Только мне без сквозняков!

Жар от печки пышет…

Наготовит пирожков

И румяных пышек.

А потом на стол муки

Пригоршню подкинет,

И смеются колобки,

Мячики такие!

Хлеб посадит в печь

И вслух

Скажет: «Слава Богу!»

И весёлый хлебный  дух

Потечёт в дорогу.

[свернуть]
Черен красный плащ мой

Черен красный плащ мой

от густой темноты.

Я больна,

но не брат милосердия ты!

Между нами все счеты

давно сведены,

А глаза у тебя —

зелены, зелены…

Вновь зарею морозы

рябину нальют,

Но дрозды и рябинники

зорю склюют.

Станут ночи черней

от моей седины,

А глаза у тебя — зелены,

зелены.

[свернуть]
Что пожелать мне Вам под Новый год?

Что пожелать мне Вам под Новый год?

При кошельке чтоб были и при силе,

Чтоб не назад глядели Вы  — вперед!

И чтоб к Вам в гости шутки приходили.

 

Смеяться шутки не помогут Вам

Над всем смешным, что с Вами приключилось.

Пусть смех тот со слезами пополам –

Вы повторяйте: «Плакать нет причины!»

 

Вы улыбайтесь! Многим так нужна

Улыбка Ваша, чтобы черпать силы…

А жизнь, ах, жизнь,

она ведь, как княжна,

И нет ее прекрасней, нет – красивей!

[свернуть]
Чтобы люди людьми оставались...

 

Заиграл горизонт перламутром,

Луч сверкнул, серый гребень пробив,

Снегирями засыпало утро

Стайку красно-багровых рябин.

 

Завтра снова уйду спозаранку,

Наст ломая и пористый лёд.

Не польщусь я на камень-обманку:

Может, платины сколок сверкнёт.

 

От породы пустой я отмою

И слова золотые средь строк…

Зря ль ходила я в гости зимою

К снегирям, взяв лосиный следок.

 

Зря ль от грохота лесоповалов

До сих пор я ещё устаю.

Зря ли красное солнце вставало

В том ковыльном пшеничном раю.

 

Мне оттуда хорошие вести

Шлют большая родня и друзья…

Как хочу, хоть одной своей песней

В звонких росах остаться там я!

 

Чтобы гроздьями звёзды качались.

И пришпоривал ветер коня,

Чтобы люди людьми оставались

На Земле, где не будет меня.

[свернуть]
Шар земной смеется и качается

 

А луна, как лодка на плаву…

Красота повсюду мне встречается,

Если нет – из памяти зову.

прорубаю синие окошечки:

В том – луга, веками их косить!

В том – снега, а  в том – мелкий дождь ещё

Только- только начал моросить.

Встретится мне ивушка – печальница,

Громыхнёт нежданно в небе гром…

Красота на свете не кончается-

Вот она опять – за тем бугром!

Пусть порою жизнь мне сердце выстудит!

Я осилю злобу и вражду:

Красота мне помогает выстоять

Даже там, где и сама не жду.

[свернуть]
Я всегда любила Бога

Я всегда любила Бога.

Над столом среди родни

Он сидел… Но от порога

Увела меня дорога.

И попробуй – догони.

 

Появляюсь в кои веки.

Бог сидит под рушником.

Матушка вареник лепит

Вытирает глаз платком.

 

Ничего не забывает…

Хоть бьёт боль её под дых.

На двоих стол накрывает.

Было – на десятерых.

 

Кто-то умер, кто – уехал,

Разошлись с былым пути…

Сколько тут летало смеха!

Где его теперь найти?

 

Ждут вареники на сите,

Чтобы прыгнуть в кипяток.

– Не оставь ты нас, Спаситель,

Скажет мама, сняв платок.

 

Побежит опять дорога

За просёлок, за межу…

Я всегда любила Бога.

Почему, теперь – скажу.

[свернуть]
Я живу и живу на земле – что за милость !

Я живу и живу на земле – что за милость !

Никого, никого ни за что не кляня.

Я на свет этот белый, наверно, явилась,

Чтобы стало немного светлей от меня.

 

А вдали моя родина часто мне снилась,

От нежданной тревоги меня заслоняя.

И рябинка в бантах прямо к сердцу склонилась,

На ветру колокольцами ягод звеня.

 

Пусть судьба и любовь улыбались мне мало!

И удачи мои всё брели стороной…

Мне довольно того, чтобы солнце вставало

Над могилами предков моих, надо мной.

[свернуть]
Я, жизни суетность презрев

Я, жизни суетность презрев,

Отбросив ваши стрелы с ядом,

Не стану звать Господень гнев

На вас…

Мне этого не надо.

И славой я не дорожу,

И красотой былою, тленной,

И только Лире я служу,

Бессмертной Лире дерзновенной.

[свернуть]
Я на подушке вышивала

Я на подушке вышивала

Цветы и радугу — детей.

Мне было лепета их мало,

И было мало их затей.

Я на подушке вышивала

И дождь, и солнышко — детей,

Заря опять вставала ало,

И дни метелила метель.

… Не вдену нитку я в иголку.

По именам детей зову.

Зову, зову их, но что толку? –

Беру подушку и реву.

[свернуть]
Я теперь не спешу никуда.

 

Я теперь не спешу никуда.

Не страшны мне уже опозданья

На ушедшие вдаль поезда,

На забытые мною свиданья.

 

Я теперь не спешу никуда,

Как идущие дни вереницей…

Так осенняя медлит вода,

Вдруг поняв: «А куда торопиться?»

[свернуть]